02:23 

Оригинальный сценарий EQ, часть 3

Эйтн
Узнал. Кстати, так я и думал.
Простите за долгий перерыв.
В целом этот отрывок не очень отличается от фильма, добавились лишь некоторые детали и пара сцен.
Автор сценария: Курт Уиммер (Kurt Wimmer)
Перевод: Эйтн (Eithne-Ame)
Вычитка: Миднайт (Половина Ночи)

Часть третья
В которой автор сценария и переводчик с гордостью представляют вам Мэри о'Брайен

#Рассвет, в спальне

Престон открывает глаза. Он просыпается в той же позе, в какой и уснул – свернувшись на своей половине кровати. Эта привычка оставалась неизменной с тех пор, как он потерял жену.
Но именно этим утром он замечает, что одинок.
Он заходит в маленькую ванную – там помещается только раковина, унитаз и маленькое зеркало. Достает футляр, открывает его и извлекает ампулу с надписью Утро 8/17. Кладет ее на край раковины, наклоняется, чтобы умыться, и в тот же момент слышит звук разбившегося стекла. Он видит, что смахнул ампулу с утренней дозой на бетонный пол.
Ампула разбита вдребезги. Секунду Престон смотрит на маленькую лужицу и лежащие на полу осколки.

Голос:
– Что ты делаешь?

Вздрогнув, Престон оборачивается. На пороге стоит Робби в форме, готовый отправиться в школу. Он опускает глаза на янтарную лужицу. И резко переводит взгляд на отца.

Робби:
– Я спрашиваю, что ты делаешь?

Престон:
– Я… случайно уронил утреннюю дозу.
(озадаченно)
– Достал ее перед тем, как умыться…

Смотрит на сына, во взгляде – что-то, напоминающее недоумение.

Престон:
– Никогда раньше не доставал ее до умывания.

Робби еще на мгновение задерживает на нем взгляд.

Робби:
– Тогда ты отправишься в Эквилибриум, сообщишь об утере и получишь замену.

Престон:
– Да. Разумеется.

Робби еще задерживается на мгновение и, удовлетворенный, выходит.
Престон снова смотрит на начинающую испаряться загадочную янтарную жидкость.

Престон:
– Разумеется…

#Утро, на кухне

Когда Престон заходит, Робби и его семилетняя сестра Лиза уже завтракают. Престон садится на свое место.


Робби:
– Это тебе.

Передает отцу лист бумаги.

Робби:
– Эмоциональный преступник здесь, в городе. Твой напарник заедет за тобой в десять.

Престон смотрит на сына – тот прямо светится. Кивает…

Престон:
– Спасибо.

Почему-то он не может больше смотреть на сына и переводит взгляд на Лизу. Она размешивает хлопья в тарелке и смотрит, как они кружатся.
Робби замечает, что Престон переключил снимание на сестру, и бросает на нее мрачный взгляд.

Робби:
– Прекрати.

Лиза украдкой смотрит на отца, затем продолжает завтрак с таким же полным безразличием, как и ее брат.

#Утро, кабинет Дюпона

Престон стоит перед столом вице-консула, Дюпон что-то записывает.

Дюпон:
– Вы понимаете, что это совершенно рутинный случай…

Престон:
– Да, я понимаю.

Дюпон:
– Вы нашли своего напарника, Эррола Партриджа, в соборе, расположенном в закрытой зоне…

Престон:
– Это так.

Дюпон:
– Как бы вы описали его состояние?

Престон:
– Он… чувствовал.

Дюпон (поднимает взгляд):
– Чувствовал?

Престон:
– Он…
(думает)
…вел себя нерационально. Полагаю, он шел на поводу у эмоций.

Дюпон:
– И вы застрелили его.

Престон:
– Смерть – наказание за отказ от дозы. Наказание за чувства.

Дюпон:
– Несомненно. Но разве расследование не важнее наказания? Беспристрастные специалисты допросили бы его здесь, во Дворце Правосудия. Возможно, мы бы получили сведения о важных уликах. Или даже о его сообщниках.

Престон не сразу отвечает, он чувствует неловкость. Партриджа – официально допросить?

Престон:
– Я подумал, что по своей воле он не пойдет. В таком случае один из нас бы пострадал.

Дюпон (обдумывает):
– Да-да… Так или иначе, нечто подобное должно было оказаться нелегко…

Престон (захваченный врасплох):
– Прошу прощения?

Дюпон:
– Убить напарника, с которым вы провели столько времени. Ведь он был для вас кем-то вроде друга, не так ли?

Престон (колеблется):
– Я…

Дюпон:
– Пожалуйста, скажите честно. Что вы почувствовали?

Престон (жестко):
– Ничего.

Дюпон смотрит на него и откидывается в кресле.

Дюпон:
– У вас рейд сегодня в десять?

Престон удивлен.

Престон:
– Да, сэр, извещение пришло этим утром.

Дюпон:
– Полагаю, вам стоит поторопиться, коль скоро вам необходимо посетить Эквилибриум.

Престон удивлен вдвойне. На лице Дюпона – призрачная улыбка.

Дюпон:
– Престон, мне известно почти все.

Секунду Престон медлит, пытаясь осмыслить услышанное. Затем отрывисто кивает, поворачивается на каблуках и идет к двери.

#День, у здания Эквилибриума

Престон стоит на тротуаре перед знанием, на котором массивными буквами, напоминающими о «Метрополисе» Фрица Ланга, начертано «Эквилибриум». Ниже лозунг: «Librium est Libertas». Громадное здание поддерживают массивные колонны из бетона.

#День, в здании Эквилибриума

Престон стоит в очереди. С обеих сторон от него, насколько хватает взгляда, выстроились такие же очереди. Множество людей, желающих получить замену своей дозы.
На экранах вдоль стены – меняющиеся Лица Либрии…

Лица Либрии:
– Ты Отец; мы – Отец; Отец – повсюду…

Престон глядит на часы и в нетерпении переминается. Оглядывается – больше никого, кто выказывал бы нетерпение. Снова смотрит на часы.
Почти десять.
Очередь продвигается на одного человека ближе к окну. Перед Престоном остается еще двое. Он опять смотрит на часы. Время не сдвинулось с места – все еще почти десять. Очередь сокращается еще на одного.
Престон резко разворачивается и выходит из очереди, направляясь к двери. Но прежде чем он успевает сделать десяток шагов, перед ним вырастает надзиратель.

Надзиратель:
– Все в порядке, сэр?

Престон (быстро):
– Да-да, все хорошо. Просто я опаздываю. Опаздываю…

Он обходит надзирателя и некоторое время двигается вполоборота, постукивая по часам и продолжая объяснять…

Престон:
– Опаздываю, вернусь потом.

И уходит. Надзиратель с любопытством смотрит ему вслед.

#День, у здания Эквилибриума

Престон спускается по ступеням, и в это же время к бордюру подъезжает машина. Пассажирская дверь распахивается, за рулем – Брандт.

Брандт:
– Как раз вовремя. Садись.

Престон удивленно смотрит на Брандта, но выбора у него особенно нет – он садится.

#День, в машине

Брандт ведет машину.

Брандт:
– Как с очередью?

Престон смотрит на него, не расслышав.

Брандт:
– В Эквилибриуме всегда жуткие очереди. Я удивлен, что ты так быстро получил дозу.

Престон не спешит с ответом – он удивлен, как много известно Брандту.

Престон:
– Нет, там все в порядке.

Брандт кивает. Не отрываясь от руля, он достает из-под плаща свой пистолет и проверяет, заряжен ли он.

Брандт:
– Может, заеду потом. Сегодня проходил обследование – оказалось, сбросил двадцать фунтов за последние восемь месяцев. Хочу, чтобы мне подобрали соответствующую дозировку.

Престон:
– Я думаю, что проблем у тебя не будет.

Он смотрит, как Брандт заряжает пистолет и убирает его обратно в кобуру.

Престон:
– Ожидаешь сопротивления?

Брандт смотрит на него и едва заметно улыбается.

Брандт:
– Ты меня еще узнаешь, клерик. Я осторожный человек. По натуре осмотрителен. Всегда ожидаю худшего.

#День, Либрия, в доме

Бах! Дверь слетает с петель, в дверном проеме появляется команда взломщиков, и за ними – Брандт и Престон.
В прихожей немедленно возникает разъяренная темноволосая женщина и несется прямо на Престона.

Женщина:
– Вы не можете, вы не имеете права!..

Престон проходит мимо нее.

Престон:
– Тетраграмматон, мы имеем право на все.


Глаза женщины темнеют, и она набрасывается на него.

Женщина:
– Ты сукин сын!

Престон легко уходит от атаки, хватает женщину за руку, закручивает руку за спину, и рычит на ухо.

Престон:
– Сколько ты не принимала дозу?

Она не отвечает, лишь трясется от переполняющей ее злости.

Престон:
– Посмотри на себя.

Он дергает ее за завернутую за спину руку, заставляя развернуться и посмотреть в украшенное рамой зеркало в прихожей. Незарегистрированное зеркало.

Престон:
– Посмотри на себя!

В незаконном зеркале отражаются они оба.
Его лицо виднеется за ее плечом. Ее же лицо пылает, на горящие глаза упали вьющиеся пряди… губы яркие и полные…
Престон понимает, что таращится на ее.
И резко ее отпускает. Понимает, что больше не сможет вынести ее взгляд. Все, что он в состоянии сделать – это еще раз пробормотать…

Престон:
– Посмотри на себя…

Поручая женщину заботам Брандта, он разворачивается и двигается внутрь квартиры. Брандт с любопытством смотрит ему вслед.

#День, в доме

Престон идет по квартире – он ищет, прислушиваясь к своей интуиции… Брандт с пленной женщиной и несколькими штурмовиками следует за ним.

Престон:
– Вы живете одна?

Женщина, все еще кипя от злости, ничего не отвечает.

Престон:
– Вам известны люди, не употребляющие Либриум?

Женщина:
– А не пойти тебе нахрен?

Престон только кивает. Работать в таком духе он тоже может. Он отходит от стены, считая шаги.

#День, в прихожей

Престон выходит в прихожую, продолжая считать шаги, все остальные следуют за ним…

#День, в комнате

В следующей комнате он обходит дверную раму и измеряет расстояние до стены. Он разворачивается к Брандту и женщине, которую тот все еще держит. И смотрит именно на нее.

Престон:
– Интересно.

Женщина горестно молчит. Расстояние между комнатами гораздо больше, чем стандартная толщина стены. Престон кивает на стену.

Престон:
– Снести.

Команда взломщиков с перфораторами за несколько секунд разрушает хрупкую фальшивую стену. Момент спустя Престон проходит через неаккуратную дыру и оказывается в…

#День, в комнате

В потайной комнате. Непривычное ему количество ярких цветных предметов бьет по глазам. Вещи здесь свалены в кучу: игрушки, картины, рисунки, плакаты, обои, коллажи, плюшевые медведи, обитая тканью мебель…
Все, что пробуждает чувства, настроение. Все, что для нас само собой разумеется. Все, что запрещено.
Целая жизнь, помещенная в одну маленькую комнату.
Все трое – Престон, Брандт и женщина – стоят молча, пока оседает пыль.

Женщина (наконец):
– Вы сожжете это…

Престон:
– Со временем. Однако вы не могли собрать все это в одиночку. Все будет рассортировано и изучено. Мы соберем улики и доказательства и узнаем, кто ваши сообщники.

Секунду женщина стоит неподвижно, ее грудь вздымается и опадает… Затем она резко выхватывает оружие у ближайшего штурмовика и направляет на Престона.
Офицер бросается к ней, Брандт выхватывает свой пистолет.
Но Престон отталкивает Брандта в сторону в тот момент, когда он стреляет. Пуля летит мимо и входит в стену, оставляя на узорчатых обоях небольшую дырку.
На секунду повисает звенящая тишина. Затем Брандт поднимается на ноги и смотрит на Престона как на сумасшедшего. Престон переводит взгляд с обезоруженной женщины с пылающими глазами, прижатой к стене, на Брандта.

Престон:
– Она нужна нам.

Это все, что он может сказать.

#День, Дом Закона, в комнате допроса.

Престон сидит напротив женщины в комнате без окон.


Престон:
– Назовите свое имя.

Она не отвечает и с каменным выражением лица смотрит в пространство.

Престон:
– Хотя это неважно. Отсюда вас отправят во Дворец Правосудия. Где, как вам, я думаю, известно, умеют получать ответы практически на все вопросы.

Она вызывающе молчит.

Престон:
– Этот аромат – зачем вы это делаете? Зачем его наносите?

Она вновь отвечает гордым молчанием. Престон тянется к карману и достает маленький флакончик с духами, выполненный в стиле ар-деко – красивый и узорчатый.
Ставит его между собой и женщиной.
Ее глаза задерживаются на флаконе на мгновение дольше необходимого. Только на миг. Престон пододвигает к ней ее маленькое сокровище.
Секундная внутренняя борьба – и она забирает его, привычно сжимая в ладони.

Престон:
– Как вас зовут?

Еще секунду она смотрит на флакон, прежде чем сделать глубокий вдох.

Женщина:
– О’Брайен, Мэри.

Престон:
– Что ж, Мэри, вы можете подождать и рассказать техникам из Дворца Правосудия – или мне, прямо сейчас – кто ваши друзья.

Она поднимает глаза и, сидя совершенно неподвижно, впервые смотрит на него.

Мэри (наконец):
– Интересно, вы вообще представляете, что означает слово «друг»?

Престон на мгновение напрягается, вспоминает Партриджа и слова Дюпона, затем вновь берет себя в руки.

Престон:
– Вы испытываете любые эмоции?

Она смотрит на него.

Престон:
– Как насчет чувства вины?

Мэри:
– Только тогда, когда я поступаю неправильно. Но не сейчас.

Престон:
– Вы осмелились отказаться от препарата. Вы нарушили закон.

Мэри:
– Что же это за закон? Закон природы говорит, что я должна чувствовать. Что каждая часть меня создана для этого. Принимать отраву, уничтожать себя – не это ли преступление? А мне надо запретить чувствовать потому, что мои чувства могут быть для вас опасны?

Престон:
– Простите, но вы вообще понимаете…

Мэри (перебивает):
– Что «все беды происходят оттого, что человек наделен эмоциями»? Это доктрины Манифеста. Ярость и вожделение – оттого, что люди могут желать и ненавидеть – и есть «человеческая бесчеловечность».

Престон:
– Вы говорите так, будто это неверно. Но не станете же вы отрицать, что на протяжении своего существования человек мучил и уродовал себя? До тех пор, пока действие Либриума не стало для человечества спасением.

Мэри молчит.

Престон:
– Посмотрите на себя – вы болезненный нарыв. Разве вам нравится чувствовать страх или тревогу?

Секунду она спокойно смотрит на него. Затем, наклонившись, тянется через стол.

Мэри:
– Позвольте вас спросить…

И совершенно неожиданно хватает Престона за руку, глядя ему прямо в глаза.

Мэри:
– Зачем вы живете?

Престон чувствует, как по непонятной причине каждая клетка его тела напрягается.
Он быстро выдергивает руку. И, в шоке, пытается скрыть замешательство…

Престон:
– Я живой… и живу, потому что…

Снова замолкает и, наконец, собирается с мыслями.

Престон:
– Как гражданин и как клерик, я выполняю свою функцию.

Мэри:
– Какую же?

Престон:
– Охраняю существование нашего великого общества. Служу Либрии.

Мэри:
– Это замкнутый круг. Вы существуете лишь для того, чтобы существовать. В чем смысл?

Он смотрит на нее несколько долгих секунд. Его пульс постепенно успокаивается.

Престон:
– А в чем смысл вашего существования?

Мэри:
– Чувствовать. Вы никогда не испытывали такого, и потому не поймете. Но это насущно, как дыхание. А без этого, без любви, без злости, без горя… дыхание – лишь тиканье часов.

Еще несколько секунд Престон рассматривает Мэри.

Престон:
– И вы, ведомые своим эгоизмом, желаете заронить семя разрушения в адекватно функционирующее общество?

Мэри:
– Я хочу быть больше чем семенем – я желаю стать почвой, и солнцем, и даже водой – если потребуется.

Престон смотрит на нее в замешательстве.

Престон:
– В таком случае у меня нет выбора, кроме как отправить вас во Дворец Правосудия для процедуры.

Мэри откидывается на стуле и горько улыбается.

Мэри:
– Процедуры? Вы ведь казнь имеете в виду.

Престон бесстрастно глядит на нее со своего конца стола.

Престон:
– Процедуру.

Продолжение следует

@настроение: :mosk:

@темы: Переводы, Оригинальный сценарий

Комментарии
2009-08-14 в 04:28 

Белка с о****ми
Eithne-Ame Ура, спасибо)

2009-08-14 в 14:59 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
дальше хочется :shuffle:

2009-08-18 в 01:38 

Узнал. Кстати, так я и думал.
Уважаемые читатели, спасибо за отзывы, все будет, но сейчас переводчик несколько пришиблен:
а). злостным выпадением в реал;
б). неудачной поездкой за билетами на EQ - читай, их еще нет в продаже.
Но бросать скорбный труд ни в коем случае не планирует.

2009-08-18 в 01:40 

Stakkars
Великое Дао, скажи, пожалуйста: какого хрена?!
Но бросать скорбный труд ни в коем случае не планирует.
это радует))

2009-11-23 в 07:25 

Ka-mai
I'll take the arrow in the face every time.
Интересно отлавливать различия между сценарием и фильмом...
Спасибо за перевод. :)

2009-11-23 в 13:13 

Узнал. Кстати, так я и думал.
отлавливать различия между сценарием и фильмом
Для того во многом и делается :)

2009-11-24 в 01:05 

I'll take the arrow in the face every time.
Eithne-Ame, а продолжение будет? Это же пока последняя часть, как я понял.

2009-11-24 в 01:09 

Эйтн
Узнал. Кстати, так я и думал.
Ka-mai, будет обязательно.

2012-08-18 в 09:54 

Хм, единственный неадекватный человек - это Мери. Она даже не человек, она фанатик. И жить, чтобы чувствовать... даже не растить детей, защищать других, а чувствовать. Одно слово - ненормальная. ))

URL
     

Equilibrium

главная